Император литературы


150 лет назад 5 декабря умер великий Александр Дюма

За 175 лет, прошедших с выхода в свет «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма, романы остаются в самом что ни на есть шорт-листе мировой литературы. На них выросли целые поколения во всем мире, и есть надежда, что и будущие поколения, по крайней мере, их наилучшие представители, будут руководствоваться в жизни и делах бессмертным лозунгом «Один за всех – все за одного».

 5 декабря исполняется 150 лет со дня ухода из жизни «императора литературы»: этим титулом знаменитого французского писателя наградили в Дагестане во время его долгого путешествия по России с июня 1858 года по февраль 1859 года. Кстати, Новый 1859 год Дюма встретил в Тифлисе.

Родился Дюма в 1802 году, в один год со своим великим коллегой Виктором Гюго, и умер в 1870 году, в один год с другим великим французским писателем – Проспером Мериме. Но как бы велики ни были его собратья по перу, именно герои Дюма все эти долгие десятилетия будоражат фантазию и формируют характеры его юных – и не только – читателей.

В Россию Дюма смог приехать лишь после смерти Николая Первого: после выхода в свет «Записок учителя фехтования  или Восемнадцать месяцев в Санкт-Петербурге», где Дюма фактически описывает историю декабриста Ивана Анненкова и Полины Гебль,  являвшейся дочерью наполеоновского офицера, после провала восстания отправившейся за своим возлюбленным в Сибирь, император запретил и сам роман, и въезд в страну его автору. Лишь после коронации Александра Второго для Дюма открылись российские границы,  и он не упустил возможности узнать Россию, проехав от Санкт-Петербурга до Грузии.

В своих записках о путешествии по России, Дюма щедро отплатил кавказцам за титул императора, которым его наградили в Дагестане, посвятив древнему Дербенту следующие строки:

«Это был Дербент — огромная пелазгическая стена, которая загораживала дорогу, простираясь от горной вершины до моря. Перед нами находились лишь массивные ворота, принадлежащие, судя по контурам, к могущественной восточной архитектуре, предназначенной презирать века. Возле этих ворот возвышался фонтан, построенный, по-видимому, еще пелазгами. Татарские женщины, в своих длинных и ярких чадрах приходили туда черпать воду. Мужчины, вооруженные с ног до головы, прислонившись к стене, стояли неподвижно и важно, как статуи. Они не говорили меж собой, не смотрели на проходивших мимо женщин: они парили в мечтах».

Воспоминание о пребывании Александра Дюма в Дербенте не стерлось: одна из центральных улиц города носит его имя.

Путешествие Дюма началось с Санкт-Петербурга.

 «Я не видел ничего подобного ночам Петербурга. Да, стихи Пушкина прекрасны, но все же это — поэзия человека, а петербургские ночи — это поэзия божества», — писал он.

Затем «отец» мушкетеров отправился в Москву, где первым делом посетил Кремль: «Моя идея увидеть Кремль именно так была поистине вдохновением свыше. Места, которые посещаешь, разумеется, подвержены влиянию солнца, дня и часа, но более всего они зависят от настроения посетителя. Так вот, Кремль, который я увидел в тот вечер, — в нежном сиянии, окутанный призрачной дымкой, с башнями, возносящимися к звездам, словно стрелы минаретов, — показался мне дворцом фей, который нельзя описать пером. Я вернулся изумленным, восхищенным, покоренным, счастливым».

Директор Музея Александра Дюма «Замок Монте-Кристо» Фредерика Люроль в своем интервью порталу «Русский мир» заявила, что за время своего долгого пребывания в России писатель-женолюб не мог не влюбиться, и говорят даже, что в России у него родился ребенок. Что ж, Россия, похоже дала все, что могла любимому писателю: «Я здесь путешествую как принц. Русское гостеприимство такое же потрясающее, как и уральские золотые прииски», — писал Дюма.

За двумя русскими столицами последовали Нижний Новгород, Казань, Астрахань, Дербент, Баку, где Дюма горячо встречали и провожали. Свои впечатления он изложил в четырехтомном труде, вышедшим по его возвращении в Париж и немало озадачившим, надо сказать, не только российские власти, но и русских писателей, осуждавших Дюма за откровенные фантазии на русскую тему…

Но, тем не менее… Еще недавно в СССР и России выходило в свет по четыре миллиона экземпляров его книг В МЕСЯЦ!

Не перестает он издаваться и сегодня…